facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Анне Дарлинг: «…Я не видела ни одной подавленной и порабощённой мусульманки»

0

Анне Дарлинг — известный шотландский фотограф, чьи выставки можно увидеть от Парижа и Лондона до Бейрута, а также на международных фестивалях в Китае. Она занимается фотоискусством более 20 лет, имеет степень магистра фотожурналистики и социальной документальной фотографии в университете Болтона (Англия). Вышли в свет две книги Анне, одна из которых — «Женщины-имамы Китая», а другая представляет серию макроснимков цветов.

Вы издали фотоальбом о мусульманках в Китае. Как вам пришла идея этого проекта?

Анне: Однажды я натолкнулась на статью в английской газете о нюй ахун (женщине-имаме) Янь. Она работала в центральной мечети города Учжун. Ее муж также был имамом и руководил духовными делами мужской общины.

Меня очень поразила её история. Я решила, что если поеду в Китай, то непременно постараюсь встретиться с ней и сделать несколько фотографий. Мне посчастливилось пробыть 8 дней в Учжуне. Янь и её муж Тьянь оказались очень гостеприимными людьми, и я очень благодарна за то время, что провела вместе с Янь и её общиной.

Также в течение нескольких недель в провинции Ганьсу я встречалась с другими мусульманками и ню ахунами. Вскоре у меня накопилось достаточно материала для книги. Я обратилась с предложением к одному или двум издательствам, включая журнал Saudi Aramco World, который опубликовал мои 19 фотографий в очередном номере. Остальные снимки вошли в саму книгу.

Я смогла попасть во все женские  мечети. Но это было бы невозможно для фотографа-мужчины. Также мне очень повезло, что я познакомилась с исламским учёным, который дал мне много контактов и познакомил с переводчиком Айшей в Ланьчжоу. Она очень мне помогла, поскольку мои познания в китайском языке крайне ограничены.

 Какова основная направленность ваших работ?

Анне: Я очень разносторонняя. Очень люблю документальную фотографию, но в наши дни такие истории уже не публикуются так часто, поскольку рынок журналов коренным образом поменялся из-за интернета. Также мне нравятся снимки путешествий, макросъёмка и фотомонтаж. Я очень часто участвую в выставках, и сейчас мои фотографии цветов находятся в галерее «Ле Пикториум» во французском городе Жонзак.

 Нюй ахун и женские мечети это китайский мусульманский феномен. Какую роль они играют в культуре хуэй?

Анне: Женская мечеть строится в пределах общины, привязана к нуждам и желаниям местных мусульман. Я посещала мечеть в городе Ланьчжоу провинции Ганьсу, которая финансово независима от соседней мужской мечети, поскольку поддерживается за счёт пожертвований местных прихожан.

Но другие мечети могут представлять собой отдельные комнаты, в которых женщины молятся за перегородкой, где может и не быть нюй ахун. Таким образом, роль женщины-имама варьируется от мечети к мечети. Эта должность даёт безопасность и высокий общественный статус, и нюй ахун чаще всего играют огромную роль в жизни местной общины. В обязанности руководителя нюй си (женская мечеть) входит проведение брачных церемоний и похорон, чтение проповедей, решение политических и социальных вопросов, а также предоставление моральной поддержки и консультирование. Нюй ахун также выступает как учитель — роль, которая очень ценится в Исламе.

Существует много школ для китайских мусульманок, и зачастую они прикреплены к мечетям, руководятся и финансируются самими хуэями. Некоторые помогают женщинам бороться с безграмотностью, другие обучают арабскому языку и Корану. Девочкам из необеспеченных семей преподаются базовые дисциплины, что позволяет им даже поступать в университеты. Эта особенность общества хуэй сыграла важную роль в сохранении Ислама в Китае.

Для девочки в Китае образование может быть спасением от бедности. Раньше высокий уровень безграмотности среди китайских женщин означал, что большинство мусульманок оставались дома, не могли участвовать в общественной жизни. Сейчас же молодёжь изучает арабский язык, и это увеличивает шансы найти работу в частном секторе как переводчик. Например, в сфере торговли с Ближним Востоком, где они могут получать приличную зарплату.

Также нюй ахун не являются имамами в молитвах. Во время посещения мечети им не разрешается стоять впереди — они занимают место среди женщин. Богослужения транслируются из соседней мужской мечети. По этой причине некоторые мужчины считают, что значение нюй ахун в мусульманской общине не столь существенно, как роль мужчин имамов. Однако вполне очевидно, что их роль крайне важна, поскольку у них есть возможность участвовать в формировании общества в соответствии с идеалами Ислама.

Что вы можете сказать об отношениях между нюй ахун и китайским немусульманским сообществом?

Анне: Когда я работала в Нинся, у меня был переводчик-китаец. Хотя он был очень образованным человеком, он крайне мало знал, о хуэях, как говорится, «из первых рук». Это показывает, что на самом деле сообщество хуэй немного изолировано от остального социума, но это может быть только мой опыт. Китай официально — страна атеистов, поэтому я считаю, что большинство китайцев просто не интересуются жизнью хуэй, которых они считают «религиозными». Я не считаю такое разделение противоборствующим. Мусульмане мирно живут по соседству с другими китайцами.

Относительно нюй ахун, я считаю, происходит тоже самое. Плюс они практически живут на работе. Например, Дин Гуй Чжи — нюй ахун в мечети ЛюйЛань, которая всю свою жизнь посвятила этой работе. Поскольку она живёт в мечети, то просто не имеет времени и возможности общаться с простыми китайцами. Все женщины-имамы, с которыми я общалась, считают свою работу крайне важной и отдают ей себя целиком. Они на самом деле занятые женщины! После работы у них остаётся не так много времени, разве что только для своей семьи.

Китай — это страна, где проживает 56 национальностей, в большинстве случаев мирно. Проблемы, которые есть у уйгуров, абсолютно другого характера, поскольку те стремятся к независимости, и этот вопрос нарушает спокойствие китайского правительства. Хуэй, как вы знаете, не произошли от уйгуров, и они живут отдельно от них.

 Ваша работа с нюй ахун охватила два стереотипа относительно мусульман: большинство из них выходцы из Ближнего Востока, и женщины в Исламе порабощены. Каким был ваш опыт общения с мусульманами в Китае?

Aнне: Я написала небольшую статью про описание мусульманок и их одежду на моём сайте. На самом деле это тема для продолжительной беседы! Я скажу, что в Китае я никогда не встречала мусульманку, которая была бы подавленной и порабощённой. Одна из женщин-имамов, с которой мне довелось познакомиться, — супруга преуспевающего бизнесмена. Ей не надо трудиться по финансовым причинам, она делает это только потому, что понимает важность этой работы. Также муж не заставляет её сидеть дома, как думают многие из живущих на западе. Он поддерживает её желания — помогать и руководить женщинами в общине.

Чему может остальной мир поучиться у китайских мусульман?

Анне: Фотографии показывают нам жизнь такой, какая она есть. У разных людей одни и те же кадры могут разрушить стереотипы, которые у нас существуют относительно других культур. Поэтому я надеюсь, что мои фотографии — небольшой вклад в это дело. А как изменятся представления людей — судить им, не мне.

 Источник  http://islaminchina.info/interview-anne-darling/

 Перевод Мухлисы Курбановой специально для сайта «Ислам и семья»

Поделиться

Оставьте комментарий