facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Хайят Энн Коллинз: «Я стала мусульманкой вместо монахини»

0

Я была воспитана в религиозной христианской семье. В то время американцы были более религиозны, чем сейчас – большинство семей каждое воскресенье ходило в церковь. Мои родители были вовлечены в жизнь церковной общины, к нам в дом часто приходили протестантские священники. Мама преподавала в воскресной школе, а я помогала ей.

Мне кажется, что я была более религиозной, чем другие дети, хотя я точно не помню, в чем это выражалось. На один из моих дней рождения моя тетя подарила моей сестре куклу, а мне Библию. В другой раз я попросила у родителей молитвенник, и помню, что читала его ежедневно в течение многих лет.

Когда я училась в младших классах средней школы, я посещала курсы по изучению Библии в течение двух лет. До этого момента я читала некоторые части Писания, но не очень хорошо их понимала. Однако, хотя мы изучили множество отрывков Ветхого и Нового заветов, я находила в них все больше непонятных вещей и противоречий.

Например, в Библии есть понятие первородного греха, что означает, что люди все рождаются во грехе. У меня был младший брат, и я видела, что на маленьких детях нет греха. Были многие другие вещи, которые озадачивали меня в Библии, но я не задавала вопросов, потому что боялась спрашивать. Все считали меня послушной девочкой.

Самым важным вопросом стало учение о Троице. Я не могла принять его. Как Бог может состоять из трех частей, одна из которых к тому же приняла облик человека? В школе мы проходили греческую и римскую мифологии, и я видела, что идея Троицы или вера в могущественных святых очень похожа на греческие и римские учения о различных богах, в ведении которых находились различные аспекты жизни.

Когда я училась в старших классах, мне очень хотелось стать монахиней. Мне нравился их строгий образ жизни, что они молятся в определенное время суток каждый день, одеваются в особую одежду и полностью посвящают себя Богу. Однако препятствием для осуществления таких планов было то, что я не была католичкой. К тому же, протестантское воспитание внушало мне отвращение к поклонению иконам или скульптурам.

В колледже я продолжала думать над этими вопросами и молиться. Студенты часто спорили о религии, и я услышала много новых идей. Я пробовала изучать восточные религии – буддизм, конфуцианство, индуизм, но ни видела там ничего хорошего.

Тогда же я познакомилась с мусульманином из Ливии, который рассказывал мне об Исламе и Священном Коране. Он сказал, что Ислам – это последнее Откровение Всевышнего людям. Однако весь Ближний Восток казался мне отсталым местом, поэтому я не могла представить себе Ислам как современную религию.

Однажды наша семья пригласила этого мусульманина на церковную рождественскую службу. Она была очень красивой, но в конце он спросил нас: «Кто придумал все эти обряды? Откуда вы знаете, в каких моментах службы нужно вставать или опускаться на колени, кто научил вас молитве?»

Я рассказывала ему об истории ранней церкви, но его вопрос сначала разозлил меня, а потом заставил задуматься. Люди, которые придумали порядок богослужения, откуда они знали, что нужно делать так, а не иначе? Откуда они взяли такую форму поклонения? Разве они получали откровения свыше?

Тогда я уже чувствовала, что не принимаю многое из христианского учения, хотя продолжала молиться. Из-за этого я чувствовала себя в церкви чужим человеком. Большинство христиан считают, что Бог прощает им грехи во время церемонии причастия, которую проводит священник. Зачем для общения со Всевышним нужно посредничество человека? Почему я не могу обратиться к Нему за прощением напрямую?

Вскоре после этого я купила в магазине перевод смыслов Корана и начала его читать. Я читала его на протяжении восьми лет, от случая к случаю. Я становилась старше и чувствовала тяжесть моих грехов. Я не знала, как освободиться от них.

Однажды я прочитала в Коране: «Несомненно, ты убедишься, что сильнее всех ненавидят уверовавших иудеи и многобожники. Несомненно, ты убедишься, что больше всех дружелюбны к уверовавшим те, которые говорят: «Воистину, мы — христиане». Это оттого, что среди них есть иереи и монахи и что они не высокомерны. И когда они слышат то, что ниспослано Посланнику, видно, как их глаза наполняются слезами по причине того, что они узнают из истины. И они говорят: «Господи наш! Мы уверовали. Так запиши нас с теми, кто свидетельствует [об Истине]. А почему бы нам не веровать в Аллаха и в истину, которая явилась к нам? Ведь мы жаждем, чтобы Господь ввел нас [в рай] вместе с праведными людьми» (Сура «аль-Маида», 5 / 82 – 84).

Я начала надеяться, что в Исламе есть ответы на мои вопросы. Но как я могу узнать наверняка? В новостях показывали иногда молитвы мусульман, и я знала, что у них особый способ поклонения. Тогда я еще ничего не знала о правилах тахарата и не могла молиться правильно. Однако я совершала такой намаз в течение нескольких лет.

К концу восьми лет поиска Истины я прочитала в Коране: «Вам запрещено [есть] мертвечину, кровь, свинину, а также то, что заколото без упоминания имени Аллаха, [убоину] удавленную, забитую палками, издохшую при падении [с высоты], убитую рогами и [скотину], которую задрал хищник, — если только вы не заколете ее по предписаниям, — и то, что заколото на [языческих] жертвенниках. Запрещено вам также предсказывать будущее. И все это — нечестие. Сегодня те, которые не уверовали, потеряли надежду отклонить вас от вашей веры. Но вы не бойтесь их, а бойтесь Меня. Сегодня Я завершил [ниспослание] вам вашей религии, довел до конца Мою милость и одобрил для вас в качестве религии ислам. Если же кто-либо, страдая от голода, а не из склонности к греху, вынужден будет [съесть запретное], то ведь Аллах — прощающий, милостивый» (Сура «аль-Маида», 5 / 3).

Я плакала от радости, когда читала этот аят, потому что поняла: еще до сотворения мира Аллах сказал эти слова для меня. Аллах знал, что я, Энн Коллинз, в Ниагара Фоллс, США, прочитает этот аят Корана в мае 1986 года и обретет спасение.

Но мне нужно было постичь еще множество вещей. Я не знала, как правильно совершать намаз, потому что в Коране об этом не говорится подробно. Проблема была еще в том, что я не знала никого из мусульман. Я нашла номер телефона исламского общества в телефонном справочнике и набрала его, но когда мне ответили, запаниковала и повесила трубку. Что мне сказать? Как они ответят? Захотят ли принять меня?

В итоге я поступила иначе: я написала письмо с просьбой представить мне информацию об Исламе. Женщина из мечети позвонила мне, а затем начала присылать книги об Исламе. Я сказала, что хочу стать мусульманкой, но она посоветовала подождать. Я думала об Исламе день и ночь. Несколько раз я приезжала к мечети и кружила вокруг нее, надеясь увидеть мусульман или заглянуть внутрь.

Наконец, в начале ноября 1986 года, когда я работала на кухне, я вдруг поняла, что я мусульманка. Тем не менее, испугавшись позвонить, я послала на адрес мечети письмо. Там было сказано: «Я верю в Аллаха, Единого Истинного Бога, я верю, что Мухаммад Его Посланник, и я хочу стать из числа свидетелей».

Эта женщина позвонила мне на следующий день, и я произнесла свидетельство веры по телефону. Она сказала, что Аллах простил все мои грехи, и я теперь чиста словно новорожденный младенец. Я чувствовала, что бремя греха спадает с моих плеч и плакала от радости. Я мало спала в ту ночь, плакала и повторяла имя Аллаха.

Поделиться

Оставьте комментарий