facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Кому выгодны экономические войны?

0

Сегодня как никогда актуальна тема экономических войн между различными государствами: России и Украины, США и Ирана, Израиля и ЕС. Чем вызваны и чем могут быть чреваты подобные конфликты?

Война без крови

Каждый год в мире образуются новые «горячие точки», унося жизни людей, разрушая целые города и страны. Однако не только вооружённый конфликт может уничтожить государство. Экономическая война — ещё один способ захвата чужой территории и порабощения нации.

 

Экономическую войну можно определить как противостояние двух или более государств с использованием финансовых, торговых, таможенных рычагов с целью защиты национальных интересов, установления политического или экономического господства или ослабления страны-противника. Причём противостояние может быть как явным, так и неявным.

Первые упоминания об экономических, а конкретнее, торговых войнах отмечены ещё в V в до н.э., когда Афины запретили торговые отношения древнегреческих полисов с подконтрольными Спарте Мегарами.

Ничем иным, как экономической войной можно назвать трёхлетнюю блокаду мусульман курайшитами в эпоху Пророка Мухаммада (салляллаху алейхи ва саллям). Тогда курайшиты подписали акт, в котором объявили о намерении не вести торговлю, не допускать проникновения на их территорию продовольствия, не заключать с ними договоров и не проявлять милосердия, пока Аль-Мутталиб не выдаст им Посланника Аллаха (салляллаху алейхи ва саллям)

Экономическую войну вела Франция времён Наполеона Бонапарта против Англии, организовав в начале XIX века «континентальную блокаду», которая представляла собой запрет на ввоз на территорию Европы любых товаров британского происхождения.

В 1973 году арабские страны-поставщики нефти объявили экономическую войну США. Тогда, в знак солидарности с Египтом и Сирией в конфликте с Израилем, государства ОПЕК объявили, что не будут поставлять нефть союзникам Израиля — прежде всего США и Западной Европе.

Торговая война — самая простая и древняя форма экономической борьбы. Как правило, она начинается из-за стремления одной стороны защитить внутренний рынок от зарубежных товаров для поддержания отечественного производства. Для этого значительно повышаются таможенные тарифы, что делает ввоз иностранной продукции совершенно нерентабельным. Однако сторона-зачинщик тоже может пострадать от ответных действий бывших торговых партнёров.

Самый свежий пример торговой таможенной войны — противостояние России и Украины. Во избежание подобных конфликтов Всемирная торговая организация призывает отказаться от чрезмерного тарифного регулирования. Тем не менее, большинство развитых стран, а также Китай и Россия предпочитают придерживаться политики протекционизма — защиты национального рынка от иностранных конкурентов.

Есть и другой тип торгового конфликта, обусловленный больше политическими, нежели экономическими причинами, — эмбарго, или отказ от поставки определённых товаров. Примеров таких конфликтов масса: это и «нефтяное эмбарго» 1973 года, и американское эмбарго против СССР, объявленное в 1982 году в целях сокращения поставок западной высокотехнологичной продукции в Советский Союз. В настоящее время от эмбарго страдают так называемые страны-изгои — Северная Корея и Иран, а также другие государства, не выполняющие требования международных организаций. Так, из-за отказа КНДР свернуть ядерную программу ООН объявила эмбарго на поставку оружия, предметов роскоши и продукции, связанной с атомными разработками. По той же причине США и Евросоюз объявили эмбарго на поставку нефти из Ирана, что отразилось на бюджете страны, 85% которого обеспечивается за счёт экспорта нефти.

Политические и экономические мотивы всегда сопровождают торговые и финансовые конфликты. Экономический бойкот, объявленный какому-либо государству, всегда имеет под собой идеологическую подоплёку. Вспомним, как периодически среди мусульман появляются призывы бойкотировать израильскую или американскую продукцию. Между тем, никто не задумывается, что бойкот китайской продукции, возможно, был бы более целесообразным. Ведь благодаря стремительному экономическому росту за счёт развития промышленной сферы и экспорта Китай наращивает свою военную мощь, становясь ещё одним источником угрозы миру на Земле.

Одним из наиболее опасных средств уничтожения государственной независимости являются финансовые войны. Это только на первый взгляд международные организации — Международный Валютный Фонд (МВФ) и Всемирный банк — призваны поддерживать менее развитые страны, реализуя для них программы кредитования и модернизации экономики. На самом деле, как показывает история, все государства, получающие помощь от этих учреждений, не смогли укрепить свои экономики. Напротив, они стали более уязвимыми и зависимыми от развитых стран.

Схема МВФ, по которой происходит разрушение национальных экономик, такова. Государству, переживающему кризис, навязывается кредит на структурную перестройку экономики, которая включает в себя тотальную приватизацию, открытие финансовых и торговых рынков, сокращение социальных расходов, повышение процентных ставок и другие меры. Страна-заёмщик послушно выполняет рекомендации МВФ, однако экономика приходит в ещё больший упадок, а долг растёт в геометрической прогрессии. Когда оказывается, что заёмщик не в состоянии вернуть кредит, МВФ идёт к нему «навстречу», предлагая реструктуризировать долг. На деле страна-должник вынуждена открыть транснациональным корпорациям (как правило, американским) доступ к своим природным и земельным ресурсам, превращаясь в вечного нищего должника. По такой схеме были разрушены экономики Боливии, Перу, Эквадора, Аргентины, Югославии, Индонезии, Руанды, Мексики и многих других государств. Благодаря тем же рекомендациям после развала СССР был полностью уничтожен промышленный потенциал страны и начался затяжной социально-экономический кризис.

Выход из тупика

Сегодня некоторые страны осознали опасность, исходящую от международных финансовых организаций. Из состава МВФ вышли Венесуэла и Аргентина. В 1997 году, когда разразился Азиатский валютно-финансовый кризис, Малайзия отказалась от помощи МВФ, реализовав собственную политику выхода из финансового тупика. Сохранив экономический суверенитет, Малайзия сумела с наименьшими потерями восстановить экономику, в отличие от своих соседей, сотрудничавших с МВФ.

Ещё один способ установления контроля над иностранной экономикой — внедрение транснациональных компаний и поглощение ими местных производителей. Обратите внимание, что множество российских кондитерских фирм являются теперь собственностью компании Nestle, а компании, производящие бытовую химию, принадлежат Procter&Gamble или Henkel. Занимая существенную нишу в экономике государства, транснациональные компании могут продвигать свои интересы и на политическом уровне.

Ясно одно: экономические рычаги могут оказаться гораздо действеннее, чем вооруженное нападение, так как подобное воздействие на другое государство не всегда воспринимается как проявление враждебности. Между тем, в долгосрочной перспективе внедрение в экономику иностранной компании и благотворительная помощь международных организаций могут повлечь за собой потерю экономической, а значит, и политической независимости государства.

Поделиться

Оставьте комментарий