facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Медресе «Иж-Буби» в истории татарского религиозного образования

0

Расцвет эпохи просветительства на рубеже XIX — XX веков не только изменил систему образования в России, но и повлиял на развитие общества. Именно в это время появились учебные заведения нового типа: медресе «Мухаммадия» в Казани, «Хусаиния» в Оренбурге, «Галия» в Уфе и «Буби» в одноимённой деревне Сарапульского уезда Вятской губернии. Деревня получила название по реке Буби, на берегах которой была основана. Коренное население первоначально состояло из черемис (марийцев), однако со временем стали преобладать татары, которые приехали сюда из других мест. Первыми переселенцами-мусульманами были жители деревни Карадуван Казанской губернии — ныне Балтасинский район республики Татарстан. Габдулла Буби писал: «Достоверно не удалось установить ни года их рождения, ни года смерти, ни года их приезда. Можно предположить, что переехали они в 1730 году. Неизвестно также, были ли тогда в деревне Иж-Бобья медресе или мектеб».

По сохранившимся официальным документам медресе существует примерно с начала XIX века. В «Ведомости об учебных заведениях Сарапульского уезда за майскую треть 1831 года», есть сведения о том, что «в деревне Иж-Бобья существует приходское училище, основанное в 1811 году. Оно находится под ведомством Министерства финансов и содержится за счёт обывателей д. Иж-Бобья с 35 учениками. Учителем является указной мулла». Это один из первых официальных документов, где упоминается медресе «Буби». Однако нельзя утверждать, что до этого в деревне не было учебного заведения.

Образовательная система медресе «Буби» до 1895 года ничем не отличалась от остальных учебных заведений. Оно финансировалось только за счёт состоятельных людей деревни, строго установленного расписания в течение учебного года не было. В медресе преподавали 2—3 человека, в основном это были имам мечети и члены его семьи. С переходом руководства к братьям Буби и при финансовой поддержке М. Ахмедзяна система преподавания полностью изменилась. Благодаря их стараниям в начале XX века появилось знаменитое новометодное медресе «Буби». Дети старого имама Г. Нигматуллина — Габдулла, Губайдулла и Мухлиса Буби в течение 6—7 лет ввели в программу обучения принципиально иные предметы. Это учебное заведение, основанное на звуковом методе, классифицировали как джадидистское медресе, то есть образовательное учреждение новой формы.

Благодаря просветительской деятельности Нигматуллиных—Буби медресе стало одним из известнейших и популярнейших мусульманских учебных заведений Поволжья. Братья стремились подготовить не только грамотных религиозных деятелей, мугаллимов — учителей для джадидистских школ, но и работников сельского хозяйства, предпринимателей. Для этого нужно было в корне менять всю учебную программу и пособия.

Летом 1903 года в медресе «Буби» был приглашён преподаватель русского языка. Средства на его жалованье выделял вакуф. Вскоре по постановлению Сарапульского уездного училища за счёт земства открылась одноклассная школа, на которую была возложена обязанность содержать этого педагога.

До 1906 года жалованье получал лишь один преподаватель. Вскоре закят жителей д. Иж-Бобья стали расходовать на нужды школы и оплату труда мугаллимов среднего и подготовительного уровня. Тогда же открылось женское одноклассное начальное русско-татарское училище. На его содержание земство ежегодно выделяло 420 рублей (по тем временам довольно-таки немалая сумма).

Женская школа в деревне Иж-Бобья стала одной из первых реформированных школ в России, которая готовила учительниц. Занятия здесь вели как женщины, так и мужчины. Габдулла Буби вспоминал: «Не покладая рук образованием занимались мать с отцом, мы двое — с братом, сестра Мухлиса Буби и наши супруги — Насима и Хуснефатима».

Вскоре в медресе «Буби» стали работать лучшие преподаватели того времени. Например, Файзулла Мухаммед — один из первых преподавателей истории, географии и тюркской литературы среди мугаллимов России, и Габдулла Фахри — учитель математики, окончивший медицинскую школу в Стамбуле. Вслед за ними переехали порядка 35—40 шакирдов. Благодаря стараниям представителя сарапульского земства, Б. Залялетдинова, в том же году к медресе присоединили двухклассную русскую школу.

В 1908 году при медресе открываются трёхмесячные курсы подготовки преподавателей-мугаллимов и учителей-женщин. С мая по август слушатели изучали шариат, арабскую литературу, грамматику татарского языка, счёт, алгебру, геометрию, естествознание, зоологию, ботанику, разряды (биографии людей), химию, историю, географию, педагогику и методику. С каждым годом росло число желающих закончить эти курсы. Только в первый год работы дипломы получили 20 преподавателей и 6 учительниц, а в 1910 году число выпускников составило 84 и 58 соответственно. Однако спустя три года летние курсы прекратили своё существование вместе с закрытием медресе.

16 августа 1910 года медресе посетил вятский губернатор П. Камышанский и инспектор В. Ивановский. Они проверили уровень знания русского языка у учеников и учениц и остались очень довольны.

Но вскоре на совещании инспекторов, православных священников и высоких чинов по поводу татарских школ в Санкт-Петербурге старометодные медресе были признаны очень полезными для государства, так как «…не давали знаний, не развивали детей». Такие выводы содержатся в сборнике, который вышел по итогам этого собрания. Новометодные медресе, особенно Бобинское, были определены как вредные, так как просвещали и давали знания татарам, готовили эрудированных имамов и мугаллимов. В результате было издано постановление «не обучать в них наукам, а только религии». Г. Буби писал: «Благодаря их стараниям, а также газеты «Казанский телеграф», Малова и Ишмиишана медресе «Буби» было закрыто». В ночь с 29 на 30 января 1911 года здесь был произведен обыск. Медресе закрыли, а руководителей и преподавателей обвинили в панисламизме и арестовали. Братья Буби — Габдулла и Губайдулла предстали перед судом. Меньше чем через год были закрыты мужская и женская школы.

После закрытия медресе население деревни обратилось в Управление Казанского учебного округа с прошением вновь открыть двухклассное училище с начала 1911—1912 года. Вятский губернатор признал «необходимым закрыть временно медресе, а училище не открывать впредь до выработки надлежащего надзора… Потому что иж-бобинское двухклассное русско-татарское училище находилось в одном помещении с новометодным медресе, пользовалось библиотекой последнего и вообще ничего раздельного собой не представляло. Оно являлось столь же вредным, как и само медресе, которое распространяло среди мусульман панисламистские идеи». Попытки открыть медресе «Буби» предпринимались неоднократно. Но все обращения были отложены до лучших времён.

Братья Буби и их сестра Мухлиса преобразовали медресе в духе педагогики джадидизма. Они начали реформу образовательной системы в 90-е годы XIX века и вели активную деятельность в годы первой революции. Медресе «Буби» отличалось грамотной постановкой учебного дела и стало одним из центров образования для татар. Многие его шакирды стали общественно-политическими деятелями, писателями, журналистами, педагогами.

Непродолжительное существование медресе нового типа «Буби» и просветительская деятельность его основателей имела большое значение для подготовки педагогических кадров до и после Октябрьской революции. Здесь получали образование мугаллимы «вполне достойные и пригодные для занятия должностей учителей, могущие поставить образование в национальном духе». Об этом писал Я. Коблов в книге «Конфессиональные школы казанских татар». Женское медресе в деревне Иж-Бобья стало одним из первых учебных заведений в России, выпускницы которого имели педагогическое образование и право на преподавание.

Поделиться

Оставьте комментарий