facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Моё возвращение в Ислам

0

Всё началось в один дождливый день. Я был тогда ещё подростком. Как-то попался мне в руки старый журнал с иллюстрациями. Я целый день провёл в мечтах, вдохновляясь его чтением. Картины из жизни людей далёких стран словно заворожили меня. Больше всего на меня произвело впечатление изображение городка с одноэтажными маленькими домами, цветниками и садами, которые не были похожи на европейские. На крыше одного из домов мирно сидели люди, одетые в необычные, как мне показалось, удобные и красивые одежды.

Эти люди погрузились в раздумья, слушая беседу одного старца. Под рисунком была надпись. В ней говорилось, что это маленький арабский городок, а люди – арабы, которые слушали маддаха (народного рассказчика). Мне тогда было всего 16 лет. Я, венгр и студент университета, удобно разместившись в кресле, посматривая на эту картинку, чувствовал, что в этот момент сижу среди этих арабов и с неимоверным наслаждением слушаю приятную и глубокую речь маддаха. Этот рисунок помог мне сделать выбор. Именно в тот момент я решил заняться восточными языками и начал с турецкого. Изучая его, я понял, что в ёем очень мало турецких слов, заметил, что турецкая поэзия основана на языке фарси, а проза – на арабском языке. Для того, чтобы понять Восток, мне нужно было выучить оба этих языка.

Первые университетские каникулы я решил провести в самом близком к Венгрии исламском государстве – Боснии. Прибыв в эту страну, я стал интересоваться мусульманскими районами. Мне объяснили, как туда добраться. Я немедленно пустился в путь. В то время я говорил на турецком с горем пополам и очень волновался от мысли, что мне придётся общаться с настоящими турками. Приехав в мусульманский район, я зашёл в ближайшую кофейню. Она была заполнена мусульманами-турками. На них были шаровары, подпоясанные кушаком, в который был воткнут кинжал в блестящих ножнах, их лица выражали предельную серьёзность, телосложением они были крупны, что-то было в них дикое и настоящее. Чалма, широкие шаровары, кинжалы придавали им немного устрашающий вид. Я с некоторым смущением и страхом вошёл в кофейню и примостился в одном из уголков. Через некоторое время я заметил, что они негромко говорят между собой и указывают глазами в мою сторону. Видимо, говорили обо мне. Я невольно вспомнил рассказы, которые слышал в Венгрии о том, как мусульмане убивают христиан. «Сейчас они встанут со своих мест и, вынув кинжалы, зарежут меня», — думал я, и тысячу раз пожалел, что решился приехать в это место. Я уже планировал свой побег, но от страха и испуга не мог сдвинуться с места. Через некоторое время официант принёс мне чашечку ароматного кофе. Знаками он мне пояснил, что это угощение от мусульман, которых я так боялся. Бросив в их сторону испуганный взгляд, я увидел одного искренне улыбающегося человека, который кивком поприветствовал меня. Выдавив от страха что-то наподобие улыбки, я ответил на приветствие. Люди, которые мне казались врагами, встали и подошли ко мне.

Мое сердце колотилось, я всё ждал и думал: «Когда же они нападут на меня?» Но они дружелюбно устроились рядом. Повторно поприветствовав меня, один из них протянул мне чашку чая. Я, к своему удивлению, заметил, что лица этих людей излучают необъяснимый свет. Мой страх немного утих. Я старался изъясняться с ними на своём ломаном турецком. Как только с моих губ слетели слова, лица их совсем преобразились. Теперь мы наконец-то подружились. Люди, которые по моим предположениям должны были убить меня, стали приглашать к себе в гости. Они угощали и были щедры. Они желали мне только добра и спокойствия. Вот так прошло моё первое знакомство с мусульманами. Мои следующие встречи показывали мне, что не мусульмане были страшны и опасны, а мое воображение было наполнено страхами. Каждая новая встреча помогала мне преодолевать мои внутренние барьеры.

Вскоре я посетил мусульманские страны одну за другой. Некоторое время я учился в Стамбульском университете. Побывал в красивых местах Анатолии и Сирии. В то время я уже знал не только турецкий, но и арабский, и язык фарси.

Когда при Будапештском университете был организован научно-исследовательский институт, где стали изучать мусульманские тексты, мне предложили его возглавить. Впоследствии я стал профессором этого университета. Именно в эти годы меня все больше и больше стал интересовать Ислам. Я находился под впечатлением от прочитанного, особенно от чтения Корана и текстов изречений Пророка (салляллаху алейхи ва саллям) – хадисов. В итоге я решил снова поехать на Восток, чтобы самому исследовать Ислам.

Началось моё путешествие с Индии. Душа была пуста и жаждала чего-то необъяснимого. В ночь по прибытии в Дели я увидел сон: ко мне подошёл Пророк Мухаммад (салляллаху алейхи ва саллям). На нем была простая и в то же время необыкновенная одежда, от которой исходил аромат роз. Я онемел от вида возвышенного, красивого, привлекательного лица и излучающих свет глаз.

Он обратился ко мне на арабском языке очень приятным, но повелительным голосом:

– Отчего ты печалишься? Ты знаешь дорогу, которая пред тобой. Ты выбрал этот путь, он ведёт к истине. Ты взошёл на определённую ступень. Не останавливайся и незамедлительно ступай на этот путь!

(Абдулькарим Германус – профессор востоковедения Будапештского Университета. В первую и вторую мировые войны жил в Индии, некоторое время преподавал в Тегеранском университете, затем вернулся в Дели и в Мечети Миллия засвидетельствовал своё принятие Ислама).

(Продолжение следует)

 

Поделиться

Оставьте комментарий