facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

Шуайнат Рамазанова: «Я прошу Аллаха о мире»

0

– Было? Не было? – Как бы спрашивая себя, перебирает Шуайнат Шахбановна Рамазанова награды и документы в картонной коробочке. – Было. Только очень давно, – произносит она с едва слышным вздохом и начинает свой рассказ.

– Родилась я 5 июня 1925 года в селе Кулибухна. Сейчас оно относится к Левашинскому району. В ауле около 120 хозяйств. Мужчины в основном чабановали. Были у нас и хорошие мастера, шили шапки всему Дагестану, позже  их сыновья занимались кустарным промыслом по стране. Сельские женщины вели домашнее хозяйство, все умели вязать шерстяные платки – пряжи было для этого много. Из нее наши аульчанки плели и паласы – без всяких станков, с помощью нехитрых приспособлений. Жили все в достатке, но не богато. Никто не стремился отличиться домом повыше или отарой побольше, потому между сельчанами были очень добрые отношения.

Такую доброжелательность Шуайнат Шахбановне удалось воспитать и в своих потомках. Каждый входивший в комнату, где мы вели разговор, сначала заботливо интересовался самочувствием хозяйки дома, а потом приветливо обращался ко мне, интересуясь, чем может помочь. Наша беседа не раз прерывалась, но моя собеседница всегда прекрасно помнила, на чем мы остановились, и с заметным волнением продолжала повествование.

– Начальное образование я получила у себя в селе, а с пятого класса училась в райцентре – там работал мой отец. Мы жили у родственников, на выходные приезжали домой. В том году, когда началась Великая Отечественная война, я перешла в девятый класс. Училась охотно, радостно, была отличницей и активисткой. Хотелось быстрее окончить школу и поступить в институт. Отец – добрейший человек – поддерживал меня в этом. Но не пришлось мечте сбыться. Почти все парни из нашего класса ушли сражаться на войну, а когда осталось только пять девочек, наш класс закрыли. Вскоре малокомплектная кулибухнинская школа осталась без заведующего: его тоже призвали на фронт. Искали замену, вспомнили про меня, других людей с образованием в селе не нашлось. Так в семнадцать лет стала учительницей. Было поначалу трудно, но очень интересно. Я полюбила своих учеников, они тоже хорошо относились ко мне.

Уже работая в школе, Шуайнат окончила краткосрочные курсы при Сергокалинском педагогическом училище.

Гуля, одна из дочерей Шуайнат Шахбановны, добавляет: «У мамы, оказывается, много учеников. Когда раньше мы ездили в родное село, мамины воспитанники наперебой приглашали ее к себе, а если оказывались с нею на одном торжестве, то спорили друг с другом, кто будет сидеть рядом с учительницей. Всегда при этом весело вспоминали школьные годы, но особенно часто – историю с шиповником. Расскажи об этом, мама».

– Во время войны мы с моими маленькими ученицами вязали теплые безрукавки, носки, рукавицы. Все это сначала отвозили в райцентр, оттуда отправляли посылками в армию. Помню, как однажды пришла с фронта благодарность девочке, которая вложила в шерстяную рукавицу листок со своим адресом. У меня долго хранились почтовые квитанции, но потом при переезде потерялись где-то. Собирали мы по домам и медную посуду – из металла должны были делать боевые снаряды.

И вот однажды меня вызвали в райком комсомола и дали задание собрать и высушить шиповник – он помогает, сказали, лечить раненых солдат в госпиталях. Я не знала, что такое шиповник, переспросить постыдилась, но прежде чем уехать в село, зашла к бывшей однокласснице – русской девочке, ее отец занимал какую-то ответственную должность в нашем районе. Она в отцовской библиотеке нашла книгу с рисунком шиповника. Этих кустов вокруг нашего аула было полно, особенно на солнечных пригорках, но мы никогда не использовали шиповник. Как раз была пора созревания плодов, и я собрала ребятишек на их заготовку.

Непростое это оказалось дело. Родители отказывались отпускать детей, одна сельчанка выговаривала мне: единственное платье дочери изорвали острые шипы. Но все-таки мы собрали много ягод, высушили их на принесенных из дому паласах в одном из классных помещений (в другом продолжали учиться) и поздней осенью повезли сдавать урожай. За килограмм сухих плодов, оказывается, можно было получить восемь килограммов картошки или мерку пшеницы, не помню, правда, какую. В сельмаге дали мне подводу, на ней я привезла в аул несколько мешков того, что заработали все вместе. Пшеницу смололи на водяной мельнице, и из муки всю зиму пекли чуреки. Каждый день мои ученики получали четверть лепешки и две вареные картофелины. Это и выручило нас всех в самое трудное военное время. А уже следующей осенью жители села без всяких разнарядок собирали шиповник, и он их подкреплял холодной зимой. Тогда же и чай научились из него заваривать – очень помогал при простуде.

Шуайнат Шахбановна бережно достает из коробочки удостоверение и значок депутата Верховного Совета ДАССР второго созыва. На заверенной печатью фотографии – красивая молодая девушка в темном платке.

– В 1947 году меня от Цудахарского округа выбрали в Верховный Совет. Мне и 22 года не исполнилось, я еще носила девичью фамилию – Ашурлаева. Все вокруг говорили, что это высокая честь, я же воспринимала случившееся спокойно. Но когда на первой сессии мою кандидатуру выдвинули в президиум, начала волноваться. Я понимала, что трудолюбивых, преданных народу молодых девушек у нас хватает. Значит, я должна теперь делать свое дело еще лучше, чем раньше. Депутатские обязанности выполняла очень старательно. Конечно, руководители района помогали, но и я тоже кое-чего добилась для земляков.

Мое депутатство продолжалось недолго – вышла замуж. Как выяснилось много лет спустя, будущий супруг обратил на меня внимание после заметки в газете «Дагестанская правда». В ней писалось о том, как общее собрание колхоза имени Тельмана единогласно проголосовало за мое выдвижение в Верховный Совет. Вот эту газетную вырезку муж хранил всю нашу совместную жизнь, а я и не знала. Статья нашлась в обложке паспорта мужа только после его смерти.

Тут снова на помощь Шуайнат Шахбановне приходит дочь Гуля: «Папа до войны учился в лётном училище, но не успел его окончить и был призван на фронт авиамехаником. На войне он был с первого дня до победы, получил тяжелую контузию, но все-таки дошел со своей частью до Германии. Всегда с сожалением говорил, что не удалось расписаться на рейхстаге. Его армейскую кожаную куртку мама передала в местный краеведческий музей. У отца более десяти боевых орденов и медалей, это самые ценные реликвии нашей семьи».

– Когда я вышла замуж, мы переехали в Хасавюрт – там жили родители супруга, но с работы в школе не уволилась, а взяла отпуск без содержания. Только начала привыкать к новой жизни, как случилась денежная реформа. Люди, накопившие большие суммы, много потеряли, так как старые купюры обменивались на новые с большими ограничениями. А сельским учителям разрешали менять любое количество денег без потерь, и так как у нас к тому времени собралась большая сумма – мы копили деньги, чтобы обзавестись хозяйством – я вернулась в родное село, в родную школу.

Там меня избрали вторым секретарем райкома комсомола. Чем только не приходилось заниматься. То поеду в дальнее село выяснять, почему девушки подали заявление о приеме в комсомол, а потом отказались вступать в организацию. То хожу по домам уговаривать сельчан, чтобы отпустили своих дочерей на учебу в Махачкалу. Разные смотры, конкурсы. Нравилась мне работа с людьми, радовалась, что они мне верили.

Лицо Шуайнат Шахбановны оживляет добрая улыбка. Она вспоминает, как с маленьким ребенком на руках уехала в Каракалпакию, куда был направлен на работу ее муж Сулейман Рамазанов, как тамошние соседи помогали обживаться на новом месте, с каким почтением она относилась к традициям узбекского народа.

Обострившаяся болезнь супруга заставила вернуться в более благоприятный климат Хасавюрта. Устроившись в 1962 году в городской комбинат бытового обслуживания, Шуайнат Шахбановна тридцать лет проработала приемщицей заказов. Ее труд, отмеченный многими наградами, дополняла счастливая семейная жизнь. Они с мужем вырастили сына и трех дочерей. Сын, ставший прекрасным врачом-нейрохирургом, к сожалению, рано ушел из жизни, а дочери обзавелись большими семьями и всегда рядом. У Шуайнат Шахбановны 12 внуков и 20 правнуков, она с легкостью перечисляет их имена и, словно обращаясь к каждому, произносит:

– С малых лет меня учили жить по совести, с почтением относиться к нашей религии и народным традициям. Ведь одно не мешает другому, как никто никогда не мешал мне обращаться к Всевышнему, как это принято делать в Исламе. Каждый человек приходит к вере своим путем, иногда сложным. Очень хочу, чтобы путь этот был мирным, без насилия, без войн. Об этом я прошу Аллаха в каждой молитве.

 Галина Погребняк

Источник: журнал «Женщина Дагестана»

Поделиться

Оставьте комментарий