facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

«Я ждал годами, когда это искусство будет признано…»

0

Хаттат Хасан Челеби — один из лучших мастеров каллиграфии. Он известен не только в Турции. В любой точке мира его имя упоминается с должным уважением. Самые значимые мечети украшены его работами: Мечеть Пророка, мечеть аль-Куба, мечеть Koджатепе и многие другие.

Челеби даёт уроки более чем тысяче ученикам со всего мира, а 67 из них выдал иджазат, то есть разрешение на художественную деятельность. Сам мастер получил знания у выдающихся мастеров — Хамида Айтача, Кемаля Батаная, Неджмеддина Окйайя. Челеби внёс большой вклад в развитие и распространение каллиграфии. И по сей день 82-летний мастер продолжает с любовью и энтузиазмом обучать и передавать другим это искусство. Хасан Челеби берётся за перо после утренней молитвы, затем непрерывно трудится несколько часов. Такой порядок заведён уже на протяжении 40 лет его деятельности.

Стиль хаттата Челеби впечатляет. Его работы – это и великолепные классические произведения искусства, и пронизанные духом современности творения, которые доставляют зрителям эстетическое удовольствие. Вашему вниманию представляем репортаж с мастером хата Хасаном Челеби.

— Сколько лет вы посвятили этому искусству?

— Если считать, что я начал в 1964 году, значит, уже без малого 48 лет. Сегодня, по моим подсчетам, порядка 15 богословских школ или учреждений дают уроки по хату. И если в каждом будет хотя бы по десять учеников, это уже приблизительно 150 каллиграфов… Я думаю, что численность хаттатов постоянно растёт. Художники, ремесленники зарабатывают этим, чтобы содержать семью, другие же стремятся к славе. На мой взгляд, молодежь отдаёт душу и сердце каллиграфии, исламскому искусству. Его распространение, разветвление и развитие связано с ростом благосостояния нации.

— Вы посвятили годы совершенствованию и наконец получили престижную государственную премию. Как вы думаете, эта награда пришла очень поздно?

— Я так не думаю. Я всю жизнь старался, чтобы об этом искусстве говорили везде: в журналах, по телевидению, чтобы каллиграфия не была забыта, не пропали ее секреты. Когда масс-медиа затрагивали тему искусств, мы напряжённо ждали, что, может быть, речь пойдёт и о каллиграфии. Наконец-то ситуация изменилась.

— В последнее время традиционное искусство получило новый виток развития. Как вы к этому относитесь?

— Многие виды искусства достигли прежнего уровня, а, например, тесхиб и эбру даже превзошли. Сейчас во многих городах не только Турции, но и мира работают мастера по росписи мраморной бумаги, эбру. Я не могу сказать, что каллиграфия распространена повсеместно, но вижу предполсылки для этого. Потому что есть люди, которые её ценят и хотят этим заниматься.

— Сейчас есть очень много успешных мастеров. Как вы думаете, традиции хата будут продолжены?

— Молодые люди очень вдохновлены, и количество приверженцев этого искусства растёт. Людям нравится каллиграфия, и если творчество получит материальную поддержку, то искусство хата будет стремительно развиваться. Конечно, если не выйдет какого-либо закона, препятствующего этому.

— Важны ли в обучении каллиграфии отношения учитель-ученик?

— Без этого нельзя. Если ученик сам по себе будет получать какие-то знания, ему не достигнуть мастерства. Поэтому столь важно двигаться по пути, указанному учителем. Без сомнений, любому мастеру нужны ученики, чтобы передать нюансы искусства последующим поколениям.

— Как вам удаётся долгие часы работать в столь почтенном возрасте?

— Для хаттата нет возраста, тем более почтенного. Мастер будет заниматься каллиграфией, по мере возможности, до последнего вздоха. Для нас воздух — это хат. Нам для жизни нужно искусство. Невозможно начать день, не взяв в руки перо. Нужно написать хотя бы одну букву для нормального самочувствия.

— Берёте ли вы новых учеников?

— Нет, я потихоньку завершаю преподавательскую деятельность. Новых учеников не беру, но по-прежнему два раза в неделю даю уроки. Есть люди, которые приезжают из-за границы и настаивают, что хотят получит уроки именно у меня. И я не могу им отказать.

— Скольким ученикам вы дали иджазат?

— Точно не скажу, наверное, 60 ученикам.

— Вы участвовали в реставрации мечети Пророка в Медине, в мечети султана Ахмета в Стамбуле. Как вы относитесь к последним реставрационным работам?

— Это больная для меня тема. Я сторонник того, чтобы реставрацию выполняли мастера этого дела и художники. К сожалению, не все заказчики это понимают в погоне за экономией. Но любым делом должны заниматься специалисты, только тогда поколения смогут оценить искусство и быть благодарными тем, кто сохранил для них эти памятники.

Поделиться

Оставьте комментарий