facebook
Twitter
Youtube
Vk
GoolePlus
Ok
livejournal

«Хотелось бы уйти из мира с приятным сознанием исполненного долга»

0

Конец XIX — начало XX века стал периодом расцвета татарского народа. Ему предшествовала многолетняя деятельность просветителей, которая обхватила всю общественно-политическую жизнь нации. Эта эпоха, названная джадидизмом, дала миру немало славных имён. Среди этих выдающихся личностей — и знаменитый религиозный и общественный деятель, педагог Галимжан Баруди.

Баруди — это псевдоним Галимжана Галеева. Он появился на свет в месяце жумад аль-ахр (5 февраля) 1857 года в деревне Малые Ковали Казанского уезда, в доме своего деда Хабибуллы. После рождения его отец, Мухаммадзян Ибниаминович Галеев (1832-1908), с разрешения своего хозяина начал торговлю в Казани и в 1860 году вместе с семьёй переехал в Пороховую слободу.

Первым учителем Г. Баруди стала его мать — Фахриниса Хабибулина-Галеева. А с пяти лет он начал обучаться у Нургали халфы в казанском медресе «Прикабанная». Завершив курс, Баруди уезжает в Бухару и становится шакирдом в медресе «Мир-гараб». Спустя семь лет, в 1881 году он возвращается в Казань и начинает преподавать в медресе Мухамедюсуфа Габделсаттаровича Сагитова. Вскоре, Баруди был назначен имам-хатыбом и мугаллимом в мечеть №5 в Старотатарской слободе. Но его взгляды на методику преподавания разошлись с руководителем медресе М. Сагитова, что привело к расколу учебного заведения.

Г. Баруди является основателем действующего и поныне медресе «Мухаммадия». Здание было построено с большим отступом, в глубине дворового участка, и лишь после смерти М. Сагитова в 1909 году перешло под руководство Баруди.

В медресе «Мухаммадия» наряду с религиозными предметами преподавались и светские науки. Эти курсы в той или иной степени были приближены к программе русских школ. Благодаря появлению таких мектебе и медресе всё больше татар получили образование, что дало толчок к развитию национальной культуры. Многие выпускники медресе «Галия», «Мухаммадия», «Хусаиния», «Буби» стали известными учёными, поэтами, писателями, артистами. Казахский писатель С. Муканов в «Очерках истории татарской общественной мысли» отмечал: «Татарская молодежь, получившая образование в своих национальных школах, с большим энтузиазмом отправлялась к другим родственным народам, не имеющим своих собственных национальных школ и живущим во мраке, учила их детей грамоте… В медресе «Мухаммадия» (Казань), «Галия» (Уфа), «Хусаиния» (Оренбург), «Вазифия» (Троицк) учились шакирды многих тюркских народов, проживавших на территории России». Примечательно, что после Октябрьской революции эти медресе приравняли к педагогическим училищам. Они получили статус средних специальных учебных заведений, то есть советская власть официально признала диплом и права выпускников.

Помимо преподавательской деятельности Г. Баруди, как и многим джадидистам, пришлось заняться составлением учебных пособий для новометодных школ: но книги той эпохи не соответствовали требованиям времени и их взглядам. Поэтому на третьем всероссийском съезде мусульмане заявили о борьбе против учений, не соответствующих Исламу, и о преобразовании религиозных учебных заведений. Для этого необходимы были новые учебники. В этом съезде участвовал и Баруди. Его многочисленные труды использовались не только в стенах медресе «Мухаммадия», но и предлагались как учебные пособия для других школ.

Во время революции 1905-1907 гг. участились доносы на джадидистов. Тогда губернатор Казани получил анонимное письмо: «Проживающие в настоящее время указные муллы Абдулла Каримов и Галимзян Мухаметзянов Галеев вместе с бывшим учителем татарского языка и содержателем типо-литографии на Поперечно-Екатерининской улице Хадыем Максутовым образовали тайное революционное общество под названием «Красный флаг»; и вчера, 3 числа (декабря 1906 г. — Г.Р.) были сходки по 2 части города Казани, дома не упомню». По этому доносу казанский полицмейстер отрапортовал, что «Абдулла Каримов Апанаев и Галимзян Мухаметзянов Галеев никакого тайного революционного общества под названием «Красный флаг» не образовали и недозволенных собраний не устраивали».

Но решительные меры властей последовали за невинным событием — около 60 учителей из разный губернии приехали в медресе «Мухаммадия» на педагогические курсы по новому методу. В программе занятий, кроме религиозных предметов, были и светские: история, география, математика, педагогика. Правительство не дало разрешение на их проведение, поэтому двери учебного заведения были опечатаны. Затем последовал обыск и допрос участников этого мероприятия. В итоге в мае 1908 года Баруди вместе с братом С. Галеевым, Г. Апанаевым и Г. Казаковым были сосланы в Вологодскую губернию.

Мать — Фахриниса Хабибуллина Галеева обратилась с прошением к императрице: «Вся жизнь и деятельность моих сыновей прошла на глазах всего казанского общества, и с чистою совестью можно сказать, что они не совершили никаких предосудительных поступков… Мусульмане вообще и казанские в особенности, не давали повода сомневаться в лояльности, преданности престолу и Отечеству. Поэтому незаслуженное наказание, постигшее лучших из них, нанесло обиду населению, а престарелым родителям — горе и позор… Отец не выдержал страданий и на днях скончался в разлуке со своими сыновьями». Вернуться братьям не разрешили, но ссылку заменили выездом за границу.

Г. Баруди отправился в Бейрут. Вскоре он написал прошение о возвращении на родину, и в марте 1910 года уже был в Казани. Позже в докладной записке казанскому губернатору он писал: «То, что постигло меня в мае 1908 года, я ожидал менее всего. Не говоря уже о моих личных нравственных страданиях, это событие так поразило моих родителей в преклонные их годы, что дни их сократились… 50 лет я провёл исключительно за книгами, занимаясь наукой и преподаванием, пренебрегая торговым занятием отца; в этом моё призвание; я хотел остаток своих дней до последнего вздоха опять посвятить великому делу просвещения своих братьев и тем заслужить милосердие Бога в будущей жизни; хотелось бы уйти из мира с приятным сознанием исполненного долга перед Всемогущим Богом и людьми».

Тем не менее Г. Баруди до самой смерти был под бдительным надзором и царской жандармерии, и советской власти. Как свидетельствуют архивные документы, у него дома постоянно производились обыски. К анонимкам добавились официальные допросы. Например, в протоколе допроса вятского муллы Ишмухамета Динмухаметова значится: «Во главе панисламистской пропаганды стоят в настоящее время следующие лица: бывший член Оренбургского собрания Абдрашит Ибрагимов, член Государственной Думы Садретдин Максудов, брат его Гадый Максудов, бывшие казанские муллы Галимзян Мухаметзянов Галеев, Абдулла Апанаев… и другие лица, фамилии коих точно назвать не могу».

Г. Баруди был разносторонней личностью, преподавал, писал учебные пособия, занимался общественно-политической деятельностью, а также издавал журнал на татарском языке. 18 марта 1906 года вышел в свет первый номер «Дин ва адаб» («Религия и нравственность»). Литературная и финансовая сторона издания полностью была возложена на Г. Баруди, поэтому порой журнал не печатался. Так случилось, когда его выслали в Вологодскую губернию, и журнал с 1908 по 1913 гг. не издавался. При этом детище Баруди просуществовало до конца 1917 года.

У него была богатейшая библиотека, состоявшая из древних рукописей и редких книг, которую Баруди собирал всю свою жизнь. Большую часть он привез ещё из Бухары — 947 рукописей на арабском, персидском, татарском, турецком языках. Позже он передал эти издания в ведение Татарской республики.

Баруди был выдвинут на должность муфтия Оренбургского магометанского духовного собрания. В 1912 году на страницах газеты «Юлдуз» был проведён опрос: люди в письмах высказывали мнение о том, кого бы они хотели видеть в роли муфтия. Среди кандидатов, вместе с С. Максуди, Р. Фахрутдиновым, Х. Габаши, М. Бигиевым был и Г. Баруди. И на I Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 года он был избран на эту должность большинством голосов. Это были первые свободные выборы главы мусульман. В это время самого нового муфтия не было в стране: он ездил по Средней Азии.

Его председательство в Центральном духовном управлении мусульман совпало с трудным этапом в истории России. Он пережил две революции, продразвёрстку, гражданскую войну, голод в Поволжье. Ему пришлось выбирать между советской властью и белым течением. В самые тяжелые годы Баруди организовывал общества в помощь голодающим. Но человеческая жизнь не безгранична, и в 1921 году его не стало.

Г. Баруди прожил трудную, но плодотворную жизнь. И можно сказать, что его желание «…уйти из мира с приятным сознанием исполненного долга перед Богом и людьми» осуществилось. Он посвятил себя служению народу, просвещал людей и вёл их за собой.

(Рафиля Гимазова, кандидат исторических наук).

Поделиться

Оставьте комментарий